«Целовала своих буренок…» («Российская газета – Неделя» - Сибирь №6821 (250), 5 ноября 2015 г.)

В начале Великой Отечественной войны юные доярки Евдокия Бабич и Анна Дробот участвовали в беспрецедентной эвакуации стада элитного племенного скота из Украины на Алтай, а в 1950-е годы получали одни из самых высоких надоев в стране, участвовали в выставках ВДНХ. Анна Яковлевна и Евдокия Федоровна были удостоены званий Героев Социалистического Труда. Сейчас в крае намерены увековечить имена сельских тружениц, внесших свой вклад в победу над фашизмом, и учредить премию их имени для лучших доярок региона.

Сохранили хромосомы

В годы войны Алтайский край стал местом спасения племенного генофонда крупного рогатого скота. Из Шамраевского племсовхоза (Киевская область) было доставлено 249 коров симментальской породы. До Пензенской области стадо гнали своим ходом, а потом везли по железной дороге. Схожий путь проделало стадо Хмелевицкого племсовхоза. Эвакуацией руководил профессор Николай Кравченко. Сначала скот перегнали в Тамбовскую область, после зимовки - в Пензенскую, а оттуда в вагонах коров и молодняк доставили в Косихинский район Алтайского края. Племенное стадо - это же драгоценный генетический банк. Зинаида Федорова, долгие годы работавшая селекционером племсовхоза «Косихинский», хорошо знала женщин, перегонявших элитный скот с Украины.

- Мне Мария Кондратьевна Пархоменко рассказывала, как в 1941 году ее срочно вызвали в райком: «Собирайся вместе со стадом в эвакуацию» - «Когда?» - «Да прямо сейчас - скот уже выгнали!». Нельзя было медлить ни часа. Никаких передышек - немцы шли по пятам. Мало того, что под обстрелы попадали, - надо было охранять животину от мародеров. Одна из рекордисток давала по восемьдесят литров молока в сутки - представляете, как за ней надо было ухаживать? Эту корову на отдельной телеге везли, четыре раза за день ей давали немного пройтись для разминки.

Люди спасали коров, а коровы - людей. Чтобы добыть себе на пропитание в дороге, продавали надоенное молоко. А купленный хлеб делили между собой и животными. Несколько раз приходилось вброд переходить уже холодные по осени реки. Доярки мучились от простуды, животные болели.

- Но за весь перегон мы только одну корову потеряли. Это настоящий подвиг. Мария Кондратьевна вспоминала и плакала. И я вместе с ней ревела, - признается Зинаида Михайловна. - Теперь таких людей мало. Эти женщины все отдавали своей работе. Трудолюбивые, совестливые, скромные, никогда ничего не требовали для себя. Никогда не кичились своими званиями. Бабич и Дробот первыми в крае надоили более четырех тысяч литров молока в год на фуражную корову. Раньше в наших совхозах были малопродуктивные «аборигенки» - по надоям козы, а не коровы.

Наследство растранжирили

Нынешние специалисты сельского хозяйства удивляются, насколько четко была организована эвакуация сельхозживотных. В тяжелейших условиях удалось переправить в далекий тыл практически все стада Центральной и Восточной Украины - в общей сложности более четырех миллионов голов.

- В целости и сохранности были доставлены не только животные, но и вся необходимая для племенного разведения скота документация. В доставленных на Алтай толстых тетрадях содержались исчерпывающие сведения о селекционной работе начиная с двадцатых годов, - говорит консультант комитета по аграрной политике и природопользованию Алтайского краевого Законодательного собрания Ольга Чмырева.

Эвакуированные коровы были в основном симментальской мясомолочной породы. После того, как животные пришли в себя, отъелись и адаптировались к местному климату, выяснилось, что для Алтая это едва ли не самая оптимальная порода. Но хотя симменталки давали много молока, жирность его была невысокой. И после войны решили скрещивать коров с яками из Горного Алтая. Для эксперимента в Косихинский совхоз привезли двух быков. Одного звали Зипун, другого - Лапоть. После их «лапотно-зипунного» труда надои у нового поколения телок, которое утратило чистоту породы, заметно снизились, а жирность молока повысилась всего у нескольких буренок. Так, что судьба симменталов сложилась в полном соответствии с пословицей: «Что имеем - не храним, потерявши - плачем».

- Можно было заниматься совершенствованием симментальской породы, но недальновидные руководители предпочли более легкий путь - заняться скрещиванием, - сетует Ольга Леонидовна. - А жизнь показала, что более приспособленной для пастбищ Алтайского края породы с отличным молоком, с его прекрасной пригодностью для производства сыров и сливочного масла найти трудно. Сейчас симментальский скот за большие деньги закупают в Германии, Австрии, Чехии, Венгрии. И знаете, что выяснилось? У завезенных из Европы коров предки оказались общими с теми буренками, что попали к нам при эвакуации.

Не легенда, а быль

- Почему сейчас молодежь не хочет идти на ферму? Труд очень тяжелый, - объясняет Зинаида Михайловна. - Доярка семью почти не видит: уходит из дома в пять утра и возвращается к девяти вечера. Хорошо, если выходной на неделе выдастся. Если бы еще нормально этот труд оценивался. Раньше как было? Если доярка или телятница проработали пять лет на производстве, им определенный процент к зарплате добавлялся. Но при Хрущеве эти надбавки отменили. Да и народ теперь очерствел сердцем для такой работы.

О том, как работали раньше, слагают легенды. Анна Дробот с утра протирала глаза и носы своим коровам чистым полотенцем. Целовала всех. Потом кормила и начинала доить. Никогда не кричала на буренок. Если корову из-за болезни отправляли на мясокомбинат, Анна Яковлевна не скрывала слез.

Война ударила рикошетом и по судьбам доярок, приехавших из Украины. Так, у Марии Пархоменко жених погиб в самом начале войны.

- Я спросила как-то у Марии Кондратьевны: «Ты такая видная, красивая. Что ж ты после войны замуж не вышла?», - вспоминает Зинаида Федорова. - А она отвечает: «Не могу забыть ни руки его, ни губы». Со многими из родных и близких она даже не успела попрощаться при эвакуации. А потом уж выяснилось, что многие погибли.

Не вышла замуж и Евдокия Бабич. Любовь и заботу Евдокия Федоровна отдавала своим питомицам.

Кому герои в тягость?

Человеческая память - хрупкая вещь. В 1990-е годы прошлого века дело дошло до того, что российские депутаты решили ликвидировать звание Героя Социалистического Труда. Одним из тех, кто активно выступил против этой инициативы, стал собкор ТАСС Виктор Садчиков, работавший на Алтае. Его очерк «Кому герои в тягость» был опубликован сразу в нескольких центральных газетах. На странной законодательной инициативе был поставлен крест. Но на местах многие герои труда жили в полном забвении и нищете. Когда в 1991 году Виктор Садчиков заехал в гости к Евдокии Бабич, то буквально лишился дара речи:

- Ей жить было не на что. За шестьдесят лет трудового стажа ей начислили всего пятьсот рублей пенсии, на тот момент - жалкие крохи, - вспоминал журналист. - Меня потрясла ее робкая просьба: «Молочка хочется. Давно не пила». Кинулся в магазин, а там пустые полки, хорошо, у соседей купил молока.

Виктор Садчиков оставил тогда знаменитой доярке все свои запасы продуктов, которые взял с собой в поездку. А через несколько лет Герой Социалистического Труда ушла из жизни. На сельском кладбище Садчиков с трудом отыскал могилку без памятника и оградки. «Прости нас, Евдокия», - сказал тогда журналист.

Инициатива краевой администрации учредить премию памяти Евдокии Бабич и Анны Дробот - хотя и запоздалая, но благородная попытка увековечить их подвиг. Пока еще на Алтае хватает сельских тружениц, не очерствевших душой и достойных награды.


Дата публикации: 06.11.2015 г.
Дата изменения: 06.11.2015 г.
Видео
Телеканал «Катунь 24»

Фоторепортаж
Пресса
Алтайская правда